Меню

Огнстрельное оружие в России.
Вооружение армии капсюльными ружьями.

1 2 3 4

Опыты по созданию капсюльных систем велись еще с конца XVIII века. Гремучие составы изобрели во Франции. Главный королевский врач Буайен в 1774 году открыл гремучую ртуть и исследовал ее свойства. В 1778 году знаменитый химик–экспериментатор К.–Л. Бертолле открыл тот самый состав, который мы сейчас называем бертоллетовой солью. Но французы не применили свое открытие в военных целях, это сделали англичане. И в 1807–1825 годах в Европе появляются первые экспериментальные капсюльные ружья.

Капсюльный замок
Устройство капсюльного замка: а) замочная планка, б) брандтрубка, в) боек, г) курок, д) спусковой крючок, е) предохранитель.

В 1825 году на русский престол вступил император Николай I. Почти сразу он занялся вопросами, связанными с перевооружением армии. Последнее усовершенствование пехотных ружей состоялось в 1808 году. Все работы в этой области были приостановлены войнами с наполеоновской Францией. Нередко говорится, что Россия оказывается заложницей своих прошлых побед. Почивая на лаврах, наши властители не уделяют должного внимания усовершенствованию вооружений, а, напротив, предаются любованию тактическими приемами зачастую полувековой давности. Совершенно иную картину являет собой царствование императора Николая I. При Николае Павловиче новые модификации ружей начали появляться одна за другой. Простое перечисление лет, когда проводилась модернизация вооружения, – 1826, 1828, 1839, 1844, 1845, 1852, 1854 годы – красноречиво говорит о том, сколь пристальное внимание император уделял данному вопросу. Тем не менее, работы шли очень тяжело из–за всегдашнего отсутствия денег. Именно это обстоятельство делало некоторые модернизации почти номинальными. Особенно трудными в этом отношении были конец 1820–х и начало 1830–х годов. Русско–персидская война 1826–1828 годов, Русско–турецкая война 1828–1829 годов, почти двухлетняя остановка в работе Тульского оружейного завода, Польское восстание 1831 года – все эти бедствия привели к необходимости закупок за рубежом. В 1831 году был даже заключен договор с Англией о поставке ста тысяч ружей для российской армии. Ружья удалось заказать сравнительно дешево – по 30 рублей 40 копеек за штуку. Со стороны английского Военного министерства следить за исправностью отправляемого оружия поручили инспектору Артиллерийского комитета Митону, который получал по 3 пенса с каждого экземпляра, если ружье при осмотре в России оказывалось исправным. В связи с тем, что общественность в Англии симпатизировала польским повстанцам, отправка первой партии оружия происходила в условиях секретности, и даже судно "Chase" для ее перевозки зафрахтовали в Гамбурге. Уверенность в добросовестности британских фабрикантов была поколеблена сразу. Из 85 тысяч только 8682 ружья оказались годными без доработок. Что же до остальных 76 318 единиц, то они распределились следующим образом: 23 416 ружей, которые после мелких доработок можно признать годными; 32 975 ружей, требующих крупных доработок; 6153 – подлежащих заводской пробе; 5196 – сомнительных; 7768 – негодных, с трещинами и, наконец, 810 – негодных совсем. Кроме того, некоторые части ружей оказались надломленными, и почти все ружья были разной длины.

После этого неудачного опыта с зарубежными поставками в России был взят курс на развитие отечественного оружейного производства.

В 1844 году последовал приказ о переделке всех кремнево–ударных ружей на капсюльные по французскому образцу. Этому решению предшествовала огромная работа Технического комитета. С 1839 по 1844 год Комитет рассмотрел системы: ЕЛ. Бонтана, директора Туринского арсенала Бордино, подполковника Житинского, барона Гертелу, учителя цельной стрельбы при Гвардейском корпусе Гартунга, капитана шведской армии Шеля, генерал–лейтенанта Бибикова, капитана шведской армии Флитвуда, графа Молана, Реклю, Жоли, Минье, Баатарда, Мендельсона, Поппе, Лепажа, Консоля, Контринера, Балерба, Гун, Россиньоля, Мусинана, Кноке и ряда других изобретателей. Ввиду возникших в Комитете разногласий, Николай I приказал изготовить двенадцать ружей со всеми предложенными изменениями. 24 августа 1844 года члены Технического комитета, наследник Александр и сам император опробовали их на Семеновском плацу в Санкт–Петербурге, после чего утвердили образцы для изготовления.

Ружья в русской армии
Образцы ружей русской армии середины XIX века.

Затем производство на заводах кремнево–ударных ружей прекращается, и начинается выделка капсюльных ружей следующих семи образцов: пехотное ружье (1845), казачье ружье (1846), драгунское ружье (1847), солдатский пистолет (1848), карабин (1849), штуцер (1849) и офицерский пистолет (1849). Именно для царствования Николая I характерно, что новые образцы поступают в войска сразу по их утверждении.

Одобренный Техническим комитетом в 1852 году, новый образец ружья не был утвержден императором, ибо его вес превышал предыдущий на 29 золотников, то есть на 123,5 г, и только после уменьшения веса утверждение состоялось.

К ружью образца 1852 года в 1855 году были введены новые цилиндрополушарные пули Нейслера, благодаря которым дальность стрельбы из гладкоствольных ружей увеличилась почти вдвое. История появления этих пуль довольно любопытна. Во время одной из вылазок защитники Севастополя нашли у пленного француза пачку патронов с пулями особого устройства. Пленный объяснил, что это секретные пули для гладкоствольных ружей, которые летят на 400 и более метров. Патроны были направлены в Санкт–Петербург, где их исследовал Технический комитет, а в самом Севастополе создали комиссию под председательством генерал–лейтенанта Хрулёва для выяснения возможности их приспособления к русским ружьям. Еще до официального утверждения пули, изобретенные французским капитаном Нейслером, стали изготавливаться в осажденном Севастополе. 18 февраля 1855 года император Николай I умер. Новые пули были утверждены уже при императоре Александре II приказом от 18 марта. Образец 1852 года был последним гладкоствольным ружьем. Уже через два года принимается образец "переделочного" ружья с нарезами в канале ствола.

Середина XIX века характеризуется взрывом изобретательства в области огнестрельного оружия во всем мире. Это было обусловлено развитием техники, и, в частности, появлением конвейеров, которые позволили производить патроны единого образца в количестве, достаточном для нужд армии. Реальная возможность серийного изготовления патронов и дала толчок к разработке казнозарядных ружей. Миллионы заряжавшихся с дула капсюльных ружей лежали на складах европейских стран. Объявлялись конкурсы на лучшую переделку старых, заряжающихся с дула ружей, на новую казнозарядную систему. Не осталась в стороне от этого движения и Россия, причем переход зачастую принимал идеологическую окраску. Так, говорилось о безродных космополитах при дворе, которые стараются принять на вооружение иностранный образец. Затем "преклонение перед Западом" уступило место еще более грозному обвинению придворной верхушки в русофобии и, как следствие, в "зажимают!" отечественных конструкторов, которые почему–то всегда рассматривались как выходцы из народа. В действительности же членами Технического комитета были самые светлые умы России своего времени, а их кругозор и знание общей ситуации давали им возмож–ность правильно определять образец, который не только мог быть употре–бим в войсках, но и который могла бы освоить наша промышленность. Так, систему капитана–лейтенанта Баранова, которая очень понравилась цесаревичу Александру Николаевичу, решили производить на Ижевском оружейном заводе.

Табакерочный затвор
Переделочные ружья с табакерочным затвором. Схематичное изображение.

Завод получил заказ на производство 10 000 единиц, но, когда почти все ружья уже были изготовлены, Технический комитет выявил, что система чешских оружейников Крнка гораздо дешевле в переделке и проще в эксплуатации. Оружейные заводы стали изготавливать переделочные системы Крнка, тогда как барановские ружья решили отдать на флот. Технический комитет вполне афористично объяснил свое решение: "Солдат без ружья – не солдат, а матрос без ружья – матрос". Также рассматривались системы Тьерри–Альбини, Снайдерса, Грина, Бельямина и многих других. В основном они относились к так называемым табакерочным (крышка казенной части ствола откидывалась вбок или вверх) и более или менее походили друг на друга. Курок с бойком оттягивался, и после вкладывания патрона и закрытия крышки нажимался спусковой крючок.

1 2 3 4

Вас может заинтересовать:


Оставить сообщение:


Ваше имя (ник)

E-mail (не показывается)

Ваше сообщение

К сведению...

Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры. (пункт 3 статьи 44 Конституции Российской Федерации)

Вас может заинтересовать: